О побеге в двух словах

  • Самым главным для меня было выбраться из дома, из своего города, где меня могли остановить.
  • Что будет со мной после прибытия в Киев, я не знала и об этом не думала. Самым важным для меня было добраться до Мег.
  • Две недели после нашей с Мег встречи мои родители приехали в Киев, чтобы разлучить меня с Мег и силой увезти домой. Без вмешательства Мег, скорее всего, так и произошло бы. В тот же день, когда родители удерживали меня в ресторане «Макдоналдс», они украли мой загранпаспорт.
  • Добраться до Канады самолётом было для меня невозможно, поскольку загранпаспорт у меня был украден. С паспортом сделать это также было невозможно, поскольку ни туристической, ни какой-либо другой канадской визы у меня не было. Для того, чтобы получить любую канадскую визу, мне пришлось бы собирать многочисленные документы по месту жительства в России, то есть возвращаться домой в Иваново — к родителям. Они не только не позволили бы мне подготовить документы для визы, но также снова лишили бы меня свободы.
  • Мы с Мег бежали в Канаду, а не в какую-либо другую страну мира, поскольку у неё там был дом и там же, в своей стране, она собиралась помочь мне с прошением политического убежища.
  • Мармарис стал отправной точкой нашего морского перехода в Канаду, потому что мне, гражданке России, для въезда в Турцию не требовалась виза и потому что там было выставлено на продажу множество парусных яхт.
  • Чтобы купить парусную яхту, Мег заложила свой дом в Виктории (провинция Британская Колумбия).
  • К морскому переходу на другой конец света мы с Мег готовились без какой-либо финансовой или моральной поддержки как со стороны наших семей, так и со стороны организаций и государств.
  • Примечание: длительное плавание на небольшой парусной яхте в открытом море или океане не имеет ничего общего с приятным времяпрепровождением, удовольствием или роскошью. Абсолютно всё, в том числе функциональность оборудования на яхте и твоя собственная жизнь, зависят от тебя и никого больше. Это — тяжёлый труд, боль, неизвестность и выживание 24 часа в сутки.
  • Изначально переход планировался как безостановочное плавание длинной в год — вокруг Южной Америки. Две остановки — на одном из Канарских островов и в Панаме — стали возможны благодаря доброте некоторых государственных служащих.
  • Мы с Мег вышли в открытое море курсом на Канаду через два месяца после прибытия в Мармарис. Мне пришлось овладевать мореходством за 6 уроков.
  • Побережье стран на пути было для нас недоступно по причине отсутствия у меня визы для этих государств.
  • Серьезные поломки, травмы и бедствия в открытом море с вероятностью гибели представляли собой серьезную дилемму, поскольку если бы мы подали международный сигнал бедствия SOS, меня депортировали бы в Россию как нелегального иммигранта.
  • Наш с Мег морской переход из Мармариса в Викторию длился 10 месяцев — с июня 2006 года по апрель 2007 года. Мы покрыли дистанцию длиной в 22 тысячи километров.
  • Абсолютное большинство поломок на яхте были устранены Мег.
  • Во время перехода температура воздуха как наруже, так и внутри яхты варьировалась от +35℃ (в Атлантическом океане) до +5℃ (в северном Тихом океане)
  • Во время перехода мы пережили ураган в Атлантике, штормовые ветры в мексиканском заливе Теуантепек и зимние шторма в северном Тихом океане.